stepa_nekurit (stepa_nekurit) wrote,
stepa_nekurit
stepa_nekurit

Как избежать любых неприятностей в путешествии

Как избежать любых неприятностей в путешествии

С детства я испытывал острейшую идиосинкразию ко всему, что так или иначе можно обозначить понятиями «мистика» и «эзотерика». На дух не переношу любителей книг Велеса и искателей инопланетных кораблей в перуанских пустынях. Стоит человеку сказать что-то вроде «конечно, Козероги все такие» – и я моментально теряю к нему интерес. Я, честно говоря, даже в гипноз не очень верю. И вот на 32-м году жизни я попал в абсолютно мистическую ситуацию.


Отправился я в командировку в Кейптаун. Конечно, перед поездкой начитался историй про то, как тамошние магазины поставили очередной рекорд продаж колючей проволоки, сигнализаций и газовых пистолетов, и насмотрелся фактурных фотосессий с тамошними бандами. Но открыточные виды колониальной архитектуры и спускающихся со Столовой горы облаков все перевешивали. Я летел с воодушевлением – и ничуть не думал про грабежи и насилие. Мои попутчики всю долгую дорогу безостановочно ныли и перекидывались туповатыми и предельно неполиткорректными шутками про национальный состав населения ЮАР и связанные с этим стереотипы. Единственное, что из всего диалога можно процитировать, не нарушив норм приличия, – это фраза: «Какую же страну буры просрали!»


Кейптаун репутацию подтвердил – бродяги и попрошайки встречались на каждом шагу, и, увидев очевидных приезжих, они немедленно принимались за дело. Канючили, требовали денег, зажимали в углу, а порой даже нож доставали. Пусть тупой, маленький, да и демонстрировали они его робко, но все же. Единственным исключением из правил был я. Интерес обитателей кейптаунского дна был ко мне не менее живым – только прямо противоположным. Мне кричали «привет!», расспрашивали, откуда я, выдавали пару дежурных шуток про Кремль, коммунизм и Путина и тащили в бар угощать пивом или жутковатым местным бренди. Ни малейшей, даже шуточной угрозы в мой адрес не прозвучало. Под конец я так осмелел, что в два часа ночи пешком отправился из бара в гостиницу через порт. Физиономии из каждого угла выглядывали одна ужасней другой, и, наконец, мне преградила путь большая компания каких-то полуразложившихся, но очень шумных бомжей. «Догулялся», – подумал я. «Эй, мужик, ты чего, испугался? Да мы просто клею нюхнуть хотели тебе предложить...» – сказал предводитель компании. Я улыбнулся и пошел дальше.


Можно считать это совпадением. Но с тех пор я не раз еще убеждался, что путешественник способен силой мысли создавать реальность, в которую он отправляется. Более того, может ее и попутчикам менять.


Пару лет назад после какого-то невыносимого цейтнота на работе оказался я в аэропорту с приятелем, едущим на Сардинию. Я ликовал, а приятель хандрил и в подробностях рассказывал мне о ненадлежащем качестве съеденной на завтрак яичницы. От яичницы он плавно перешел к проблемам снабжения московских магазинов, потом к инвестиционному климату в стране, а затем к общечеловеческим страданиям. И наконец, он произнес фразу, которую произносить ни в коем случае было нельзя: «Ох, и зачем мы вообще туда едем, ну что там интересного будет?»

Как избежать любых неприятностей в путешествии


В результате наш самолет опоздал в Рим, где на пересадку у нас оставалось минут 50, а все сотрудницы аэропорта резко превратились в эталонных итальянок из кинокомедии – густо накрашенных, шумных, жестикулирующих, как вентиляторы, и при этом невероятно медлительных. Прилетев-таки на Сардинию, мы обнаружили, что весь наш багаж утерян. Доехав в печали до отеля, обнаружили, что пляж закрыт, а в бассейне столько хлорки, что можно растворять трупы. Из аэропорта то и дело звонили: «Ну все, не волнуйтесь, вот сейчас вы вернетесь в гостиницу, а ваши вещи уже там». «Там», разумеется, ничего не было – чемоданы мы получили уже на обратном пути и немедленно сдали в багаж. Для полноты картины их немедленно потеряли снова.


Как-то с друзьями мы затеяли грандиозное путешествие по Грузии. Сначала долго гуляли по Тбилиси – и испытывали полный восторг. Выпивали с художниками, наблюдали, как из окна дома на накрытый во дворе стол на веревке спускают таз с салатом, в четыре утра в компании странных людей в плюшевых тапках гуляли по булыжной мостовой и распевали песни – в общем, отлично проводили время. Впереди нас ждало пять дней езды за рулем по всем уголкам страны. За ужином я позволил себе имитацию грузинского тоста следующего содержания: «Завтра начнется наше путешествие. Оно будет трудным. Но через кровь, пот и слезы мы, несомненно, доберемся до цели, как горный орел всегда добирается до своего гнезда!» – после чего залпом выпил стакан оранжевого грузинского вина. Даже не задумываясь о своей мистической теории – котора­я в тот момент уже начала приобретать более-мене­е определенные очертания, – я должен был помнить историю мужчины в плюшевых тапках, который рассказывал про легендарного тамаду Мито, предсказавшего своим тостом полет Гагарина в космос. Нерв нашего путешествия был надломлен, но мы об этом еще не догадывались.


Стартанув в утренних лучах от памятника царю Вахтангу Горгасали, мы досрочно завершили наше путешествие на автостраде перед въездом в Батуми: вместо Батуми мы въехали в лоб корове, непонятно как оказавшейся посреди дороги. К счастью, лоб животного оказался куда прочнее металла автомобильного крыла, и заявленных в тосте крови (у коровы) и слез (у пассажиров) было немного. В изобилии зато был третий пункт – пот. Он валил с нас градом всю дорогу, поскольку кондиционер в машине выключился через полчаса после отъезда из Тбилиси. Корова, впрочем, была лишь финальным аккордом путешествия. До него тоже все было не очень. Заказанные за полгода виллы с бассейнами оказывались чердаками сараев, которые предлагалось делить с уже квартировавшими там многодетными семьями, мол, «вы не волнуйтесь, они уже завтра уедут, а пока можно с комфортом разместиться вчетвером на двуспальной кровати, если лечь на нее не вдоль, а поперек». Обозначенные как федеральные и стратегические, мосты через горные реки оборачивались бетонными имитациями тонкого ломтя швейцарского сыра: через широченные дыры сверкали и шумели грузинские минеральные воды. Объезжая эти проломы, я чувствовал себя героем какого-то мрачного реалити-шоу, вроде «Бегущего человека» из одноименного фильма.


Можно бы предположить, что все эти при- и злоключения вызваны лишь особенностями восприятия. Но я настаиваю на мистической природе явления. Я окончательно уверовал в то, что перед каждой поездкой надо устраивать ритуал призвания хорошего настроения (или его симуляции). Чего и вам, друзья, желаю.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments